ДОГОВОР КУПЛИ-ПРОДАЖИ В ТУРЦИИ В СВЕТЕ ВЕНСКОЙ КОНВЕНЦИИ

ДОГОВОР КУПЛИ-ПРОДАЖИ В ТУРЦИИ В СВЕТЕ ВЕНСКОЙ КОНВЕНЦИИ

Просмотров: 126

В развитии экономических связей и сотрудничества турецких предпринимателей с зарубежными партнерами покупающих товар важную роль играет международный контракт. Как и всякая гражданско-правовая сделка, внешнеэкономический документ должен отвечать ряду основных требований, соблюдение которых необходимо для действительности сделки.

Составляя договор купли – продажи обычно стороны считают лишним посоветоваться с юристами, и нередко готовы заключить сделку на сумму свыше миллиона долларов, подписав шаблон договора, скачанный из интернета или составленный некомпетентными юристами. Как показывает практика, наиболее распространенной внешнеторговой сделкой традиционно является международная купля-продажа товаров, которая в ходе ее исполнения “обрастает” целым рядом других сделок, направленных, в частности, на обеспечение доставки товара от продавца в Турции к покупателю иностранного государства в частности транспортировка, страховка товара от риска случайной гибели, оплату товара (кредитование, расчетные операции в валюте) и т.д.  Другой не маловажный факт, в случае спора грамотно установить какой закон будет применяться к договору купли-продажи и подсудность какой страны будет взято за основу.


ИНФОРМАЦИЯ!  Будет полезно ознакомиться –  ПОДХОД К ТЕРМИНАМ В ТЕКСТЕ ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОГОВОРА С ГРАЖДАНИНОМ ТУРЦИИ.


По причине лени или отсутствия знания в области договоров купли- продажи с иностранным элементом предпринимателями напрочь игнорируется институт Венской конвенции ООН «О договорах международной купли-продажи товаров» от 1980 года регулирующий договора купли-продажи ВЭД. Турция законом № 27545 от 02.04.2009 подписала конвенцию. Начиная с 01.08.2011 года данная конвенция применяется в судебных спорах Турции. Следовательно, если в договоре купли продажи с иностранным элементом указана подсудность Турции, судья в начале должен применить конвенцию, и только если в конвенции отсутствует норма разрешающая спор, может применить Обязательственный Кодекс Турции. Это обусловлено тем что практика, сложившаяся в отношениях между сторонами, а также обычаи международного торгового оборота имеют приоритет перед Конвенцией.  К предмету правового регулирования Конвенции относятся не все аспекты правоотношений, проистекающих из договоров международной купли-продажи товаров. Конвенция регулирует лишь вопросы заключения таких договоров, а также права и обязанности сторон. Вопросы, не урегулированные Венской конвенцией 1980 г., разрешаются в соответствии с правом, подлежащим применению согласно установленным Международным Частным Правом Турции. Следовательно, разрешение спора турецкими судами, связанных с выполнением внешнеэкономических сделок, ведет к необходимости применения международных конвенций, участником которых является Турции и страны бывшего союза.  Однако стандартный набор ошибок допускаемых в международных договорах купли – продажи лишают заинтересованную сторону применить понятную для обеих сторон норму конвенции и просрочить сроки подачи необходимых исков.

В международной коммерческой практике используется много разновидностей внешнеторговых договоров, структура, содержание и особенности которых определяются видом внешнеэкономической операции, которую они сопровождают. Среди них есть, например, такие: внешнеторговые договоры купли-продажи, подряда, франчайзинговые, лицензионные, лизинговые и биржевые сделки, договоры страхования, перевозки, займа и тому подобное. Однако чаще всего во внешнеторговой практике применяется договор международной купли-продажи. В связи с этим предлагаю рассмотреть виды международных контрактов купли-продажи в рамках Венской конвенции, изучить сферы применения и по возможности подробно разобрать структуру правил сделки связанной с куплей- продажи.


На нашем ТЕЛЕГРАМ канале вы всегда сможете быть в курсе новостей, новых статей, истории и практика иностранцев в Турции. Подписывайтесь и следите за полезными ПУБЛИКАЦИЯМИ.


СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ ВЕНСКОЙ КОНВЕНЦИИ О ДОГОВОРАХ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ 1980 г.

Как и всякая гражданско-правовая сделка, внешнеэкономический договор должен отвечать ряду общих требований (условий), соблюдение которых необходимо для действительности сделки. Эти требования выводятся доктринальным путем с нормами действующего законодательства. Кроме общих условий, внешнеэкономические договора подчиняются и определенным специальным требованиям. Речь идет прежде всего о субъектном составе договора. Сторонами в нем являются, с одной стороны, субъект внешнеэкономической деятельности Турции, а с другой – иностранный контрагент.

Венская конвенция применяется только к договорам международной купли-продажи, например, Турции и второй стороны субъекта иностранного права. Иностранными субъектами хозяйственной деятельности признаются те субъекты, которые имеют постоянное местонахождение (для юридических лиц) или постоянное место жительства за пределами Турции (для физических лиц).

По смыслу Конвенции купля-продажа товаров носит международный (трансграничный) характер в случае, когда коммерческие предприятия сторон находятся на территории разных государств и стороны могли судить об этом. Конвенция применяется «автоматически» тогда, когда такие государства являются ее участниками (автономное применение в силу ст. 1 п. 1 п.п. а). Конвенция также применяется в случае, когда коллизионные нормы отсылают к праву страны, участвующей в Конвенции (ст. 1 п. 1 п.п. b). Конвенция не применяется к договорам купли-продажи с участием потребителей, приобретающих товар для личных нужд (ст. 2 п.п. а).

Вопрос о применении Конвенции и отдельных ее положений может всецело разрешаться исходя из воли сторон по договору международной купли-продажи товаров. Стороны вправе исключить ее применение, со всей определенностью указав в договоре положение о неприменении Конвенции (в целом или в какой-либо части). Отсылка в договоре только к праву страны-участницы Конвенции в целом влечет за собой применение Конвенции как специального закона, регулирующего указанные правоотношения.

Венская конвенция не применяется к отношениям по продаже товаров с аукциона, продаже товаров в порядке исполнительного производства или продаже в ином порядке в силу закона. Кроме того, Венская конвенция не применяется, по общему правилу, к продаже товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования.

ЧЕМ ДОГОВОР МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ДРУГИХ КОММЕРЧЕСКИХ СДЕЛОК

Одна из постоянно возникающих в коммерческой торговле проблем заключается в том, что стороны сделки используют договоры, проформы и оговорки, которые не подходят для конкретной сделки. Предприниматели могут пытаться использовать повторно или «перерабатывать» проформы или контракты, которые они уже использовали или которые им встречались ранее. Например, стороны договора могут попытаться вновь использовать договор, который изначально был составлен для разовой сделки, в контексте долгосрочного соглашения на поставку. Это может оказаться неуместным, так как спотовые контракты как правило, не содержат формул корректировки цены, что часто является необходимым для долгосрочных соглашений о поставках. Такое же предупреждение актуально и в отношении типового договора купли-продажи: он предназначен для использования в рамках определённого типа сделок и не будет уместен в других контекстах. По этой причине важно различать коммерческие продажи и другие виды международных деловых соглашений.

Стоит остановиться на основных отличиях между разовыми контрактами для продажи готовых промышленных товаров и ключевыми договорами иного рода:

а) Долгосрочные контракты на поставку – в долгосрочных контрактах на поставку должны содержаться специальные дополнительные положения, которых нет в разовых контрактах. Например, такие контракты, как правило, содержат оговорки о плавающих ценах или о корректировке цены, графики поставок и т.д., так как предполагается, что такой контракт будет действовать в течение многих лет и, следовательно, должен предусматривать механизмы, связанные с колебаниями цен или объёмов поставки материалов, сроками исполнения заказов и частичными поставками;

б) Сервисные контракты – услуги, так же как и интеллектуальная собственность, не подпадают под сферу действия кодексов или законов, регулирующих куплю-продажу товаров, таких как Венская конвенция 1980 г. (CISG); более того, оказание услуг в пределах национальной территории может предусматривать обязательное применение национального налогового и трудового законодательства, что в некоторых случаях может отменять применение положений контракта;

в) Соглашения о лицензировании интеллектуальной собственности или передаче технологий – передача интеллектуальной собственности (например, товарных знаков, патентов и авторских прав) не касается материальных товаров и, таким образом, к ней не применяются кодексы и законы, регулирующие куплю-продажу товаров, такие как Венская конвенция 1980 г. (CISG);

г) Агентские и дистрибьюторские договоры – для международного маркетинга товаров существуют средне- и долгосрочные соглашения о сотрудничестве. К ним часто применяются обязательные национальные или местные законы, регулирующие агентские отношения;

д) Контракты на изготовление продукции на заказ – такие соглашения часто предусматривают проведение всесторонних переговоров или сотрудничество как до, так и в ходе производства продукции, что делает затруднительным использование стандартных договоров, подобных тем, которые обсуждались в настоящей главе;

е) Соглашения о слиянии и поглощении – такие соглашения не затрагивают продажу материальных товаров, а связаны с акциями или долями участия в компаниях, которые регулируются тщательно прописанными местными законами о компаниях.

НЕОБХОДИМАЯ ФОРМА ДОГОВОРА

Одним из необходимых условий действительности внешнеэкономического контракта является соблюдение формальностей. Применительно к любой сделке, в том числе и внешнеэкономической, здесь важное значение приобретает способ фиксации ее условий, а тем самым – форма сделки. Для турецкого права письменная форма не является обязательной. Конвенция занимает по этому вопросу аналогично весьма либеральную и вместе с тем компромиссную позицию. В принципе Конвенция исходит из того, что договор международной купли-продажи товаров может заключаться в любой форме, включая устную (ст. 11). Учитывая вместе с тем, что в различных государствах подходы к этой проблеме неодинаковы и национальные законодательства ряда стран предъявляют к форме внешнеторговых договоров более строгие требования, предписывая для них обязательную письменную форму, Конвенция позволяет такому государству сделать в любое время заявление, исключающее устную форму для договоров с участием стороны, имеющей своё коммерческое предприятие в этом государстве (ст.ст. 12, 96). Подобное заявление было сделано несколькими государствами, в частности, СССР, при ратификации Конвенции. Оно сохраняет силу и для Украины, РФ и ряд других государств, поскольку действующее российское или украинское гражданское законодательство обязывает заключать внешнеэкономические сделки в письменной форме, несоблюдение которой влечет недействительность сделки (п. 3 ст. 162 ГК РФ).

Следовательно, внешнеэкономический договор (контракт) заключается в письменной форме, если иное не установлено законом или международным договором Турции или иностранного государства. Вместе с этим, договор заключенный в устной (не в письменной) форме может доставить массу неприятностей и лишит возможности истца доказать свои доводы в суде[1]. В случае если внешнеэкономический договор подписывается физическим лицом, требуется только подпись этого лица. От имени других субъектов внешнеэкономической деятельности внешнеэкономический договор подписывают два лица: лицо, имеющее такое право согласно должности в соответствии с учредительными документами, лицо, которое уполномочено доверенностью, выданной за подписью руководителя субъекта внешнеэкономической деятельности, единоличное, если учредительные документы не предусматривают иное.

Несоблюдение формы и порядка подписания внешнеэкономического контракта иногда является предметом спора между его сторонами, который передается на разрешение компетентного органа. В договорах международной купли-продажи товаров, бартерных и других контрактах, которые заключают турецкие субъекты хозяйствования с иностранными контрагентами, чаще всего обусловливается оговоркой, что любые споры, возникающие из данного контракта или в связи с ним, подлежат передаче на рассмотрение и окончательное решение в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате иностранного государства. Я бы не советовал вписывать такую оговорку. Целесообразнее написать передачу на рассмотрения спора в суды по месту регистрации ответчика.

Форма внешнеэкономической сделки определяется правом места его заключения. Соглашение, заключенное за границей, не может быть признано недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования законодательсва Турции. В самом договоре может быть указано место его заключения. Определение места заключения может быть важным для некоторых видов внешнеэкономических договоров.

Сделка может быть признана недействительной (invalidity) в случае, если она:

1) не соответствует требованиям законодательных актов, нормам морали «доброго порядка». «Добрый порядок» – юридическая категория, которая признается правовыми системами большинства цивилизованных стран и международным правом;

2) осуществлена ​​с нарушением формы; несоблюдением формы, которой требует законодательство, влечет за собой недействительность только в случае, когда такое последствие прямо указанно в законодательстве;

3) не соответствует настоящей воле обеих или одной из сторон. К таким нарушениям можно отнести шантаж, существенные ошибки, угроза, насилие, злоупотребление влиянием.

4) заключена недееспособными лицами или частично недееспособными  предоставленными им по закону;

По недействительной сделке каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а при невозможности возвратить в натуре – возместить стоимость в деньгах, если иные последствия не предусмотрены законодательным актом.


Не забудьте поделиться полезной информацией с друзьями в соц.сетях. Подписывайтесь  на наш ТЕЛЕГРАМ канал, будьте в курсе новостей, новых статей, историй и практики иностранцев в Турции. Следите за полезными ПУБЛИКАЦИЯМИ.


СТРУКТУРА ДОГОВОРА В РАМКАХ ВЕНСКОЙ КОНВЕНЦИИ

Оферта в договоре международной купли-продажи. Для заключения любого договора, включая куплю-продажу (в том числе в экспортно-импортных вариантах), необходимы оферта и акцепт. Требования, предъявляемые к оферте, изложены в  ст. 14 Конвенции, которая гласит:

«1. Предложение о заключении договора, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, является офертой, если оно достаточно определенно и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта. Предложение является достаточно определенным, если в нем обозначен товар и прямо или косвенно устанавливаются количество и цена либо предусматривается порядок их определения.

2.Предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается лишь как приглашение делать оферты, если только иное прямо не указано лицом, сделавшим такое предложение».

Из приведенного текста явствуют следующие признаки оферты.

1. Предложение в принципе должно иметь конкретного адресата.

Если оно адресовано неопределенному кругу лиц (как, например, реклама, в том числе опубликованная в средствах массовой информации), оно, по общему правилу, считается лишь вызовом на оферту и может квалифицироваться в качестве оферты только при наличии соответствующего прямого указания в самом предложении (см. п. 2 ст. 14).

2. Предложение должно содержать существенные условия договора купли-продажи, т.е. предмет (товар) и цену.

При этом как количество товара, так и цена могут определяться трояким образом: а) прямо; б) косвенно; в) указанием на порядок их установления.

Применительно к товару прямая фиксация его количества выражается в его обозначении определенным числом тех или иных единиц измерения; косвенное – в оговорке, например, о том, что покупатель желает приобрести весь запас товара, имеющийся в настоящее время на складе продавца; изложение порядка установления количества означает, что его точное определение откладывается на будущее время и должно быть произведено в дальнейшем с использованием известных критериев. Речь, в частности, идет о предложении купить товар в количестве не менее одного и не более другого числа единиц измерения, с тем, что точное количество подлежащего поставке товара в упомянутых пределах будет сообщено покупателем продавцу в течение известного срока после заключения договора.

Не подлежит сомнению, что из трех перечисленных способов обозначения количества товара именно первый (прямая фиксация) вносит наибольшую определенность в отношения сторон по этому вопросу. Однако и при использовании этого способа следует учитывать ряд факторов, забвение которых может привести в последующем к разногласиям и спорам.  Поэтому в случаях, когда количество товара указывается в таких единицах, как мешок, бочка, кипа, тюк и т.д., во избежание недоразумений следует оговаривать стандартный вес нетто и брутто упомянутых единиц измерения. Даже если взять такую известную единицу массы, как тонна, то она в международной торговле используется в трех вариантах: метрическая тонна (1000 кг), американская (“короткая”) тонна (907 кг), английская (“длинная”) тонна (1016 кг). Вот почему при использовании этой единицы измерения целесообразно уточнить, что имеется в виду метрическая тонна.

В практике международной торговли нередки случаи, когда количество товара указывается в виде определенного числа единиц измерения с оговоркой “около”, означающей, что фактическое количество поставленного товара может несколько отклоняться от обозначенной цифры. В подобной ситуации рекомендуется, во-первых, зафиксировать допустимые пределы такого отклонения (например, ±1,5%) и, во-вторых, условиться о том, кому именно – продавцу или покупателю – будет принадлежать право окончательного определения количества товара, подлежащего поставке.

В отношении товара наряду с количественными показателями важное значение имеет также его качество. Конвенция (ст. 35) упоминает три способа определения качества, которому должен удовлетворять продаваемый товар:

a) В силу п. 2(в) ст. 35 покупатель может прямо обозначить те специфические требования, которые он предъявляет к товару (указав, например, что ему нужно оборудование в тропическом или, наоборот, в северном исполнении).

б) В случае продажи товара по образцам поставляемый товар должен обладать “качествами товара, предъявленного продавцом покупателю в качестве образца или модели” (п. 2 ст. 35).

в) При отсутствии особых условий относительно качества товара оно считается надлежащим, если товар “пригоден для тех целей, для которых товар того же описания обычно используется” (п. 2(а) ст. 35).

Товар, однако, не будет признан соответствующим договору по линии качеству, если он “не пригоден для любой конкретной цели, о которой продавец прямо или косвенно был поставлен в известность во время заключения договора” (п. 2(в) ст. 35).

Что касается цены, то она может определяться прямо, косвенным образом или путем указания на порядок ее установления. Соответственно в международной коммерческой практике различаются:

1) “твердые” цены, не подлежащие в дальнейшем каким-либо изменениям;

2) “скользящие” цены, выраженные в определенной денежной сумме, которая, однако, может в дальнейшем отклоняться (в известных пределах) в ту или другую сторону сообразно колебаниям стоимости ценообразующих факторов (таких, в частности, как рабочая сила, сырье, оборудование и т.д.);

3) цены с последующей фиксацией, при которых сумма, причитающаяся продавцу, соответствует, например, котировке данного товара на определенной бирже в согласованный день.

3. Необходимым признаком оферты является также “намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта” (п. 1 ст. 14).

Конвенция не уточняет, в каких формулировках должно выражаться такое намерение, но содержит общее указание о том, что “при определении намерения стороны… необходимо учитывать все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон” (п. 3 ст. 8).

Оферта вступает в силу в момент ее получения лицом, которому она была направлена (п. 1 ст. 15). До этого момента оферта не порождает никаких юридических последствий и может быть отменена оферентом, “если сообщение об отмене получено адресатом оферты раньше, чем сама оферта, или одновременно с ней” (п. 2 ст. 15).

По своей правовой природе оферта представляет собой одностороннюю сделку, направленную на заключение договора. Ее юридическая сила выражается в том, что в сочетании с другой односторонней сделкой – акцептом (совершенным своевременно, т.е. в пределах установленного в оферте либо – при отсутствии в ней таких указаний – разумного срока) она приводит к возникновению договорного обязательства между оферентом и акцептантом.

В промежутке времени между моментами получения оферты адресатом и ее акцептом оферта связывает оферента возможностью возникновения обязательства, реализация которой зависит от усмотрения акцептанта. Поскольку, однако, до акцепта (точнее говоря, до его получения оферентом) договор не считается заключенным, возникает вопрос о праве оферента отозвать вступившую в силу (но еще не акцептованную) оферту до истечения срока для ее акцепта.

Ответ на данный вопрос предопределяется характером оферты, которая может быть твердой (и тогда ее отозвание исключено) или условной (ее отозвание осуществимо, “если сообщение об отзыве будет получено адресатом оферты до отправки им акцепта” (п. 1 ст. 16), при этом Конвенция исходит из того, что, по общему правилу, оферта считается условной (п. 1 ст. 16), если иное не явствует из ее текста или из взаимоотношений сторон (п. 2 ст. 16).

Сопоставление положений об оферте, содержащихся в Конвенции, с соответствующими нормами Обязательственного Кодекса Турции (ОКТ) убеждает в том, что они по существу аналогичны и, следовательно, ОКТ разработан с учетом сложившихся к настоящему времени и широко применяемых норм международного права. Вместе с тем сходство упомянутых норм не означает их полного тождества.

Акцепт в договоре международной купли-продажи товаров. Акцепт, согласно Конвенции (ст. 18), может выражаться в соответствующем заявлении (например, письме, телеграмме и т.д.) либо конклюдентных действиях (например, отгрузка товара). “Молчание или бездействие сами по себе не являются акцептом” (п. 1 ст. 18), кроме случаев, “когда стороны сами согласились, что молчание будет означать акцепт, или, когда это вытекает из существующей деловой практики или обычая”.

Акцепт должен быть, во-первых, безусловным, т.е. принятие оферты не может ставиться в зависимость от каких-либо дальнейших действий сторон. Нельзя поэтому считать акцептом, например, такую формулировку: “Настоящим мы акцептуем условия договора, как они сформулированы в Вашем меморандуме, и обязуемся передать договор на одобрение нашего совета директоров в течение последующих двух недель”.

Во-вторых, акцепт в принципе должен быть безоговорочным, с тем, чтобы его условия полностью совпадали с условиями оферты. Провозглашая это положение в качестве общего правила, Конвенция делает исключение для случаев, когда акцепт “содержит дополнительные или отличные условия, не меняющие существенно условий оферты” (п. 2 ст. 19).

В такой ситуации договор будет считаться заключенным на условиях оферты с изменениями, содержащимися в акцепте, если только оферент не направит оференту без неоправданной задержки уведомления о своем несогласии с отклонениями акцепта от оферты (п. 2 ст. 19).

Вместе с тем не подлежит сомнению, что одни и те же изменения могут различным (и даже противоположным) образом оцениваться с точки зрения их существенности оферентом и акцептантом. С учетом изложенного Конвенция содержит примерный перечень таких отклонений акцепта от оферты, которые объявляются существенными при всех обстоятельствах. В соответствии с п. 3 ст. 19 “дополнительные или отличные условия в отношении, среди прочего, цены, платежа, качества и количества товара, места и срока поставки, объема ответственности одной стороны перед другой или разрешения споров считаются существенно изменяющими условия оферты”.

Подобно тому как оферта вступает в силу, будучи получена адресатом, акцепт вступает в силу в момент его получения оферентом (п. 2 ст. 18); тогда же считается заключенным и договор (ст. 23).

Отправленный оференту (но еще не вступивший в силу) акцепт может быть отменен акцептантом, если уведомление об отмене будет получено оферентом ранее (или в момент) получения им акцепта (ст. 22).

Между тем отозвание вступившего в силу акцепта исключено, ибо оно было бы равнозначно одностороннему расторжению заключенного договора, что в принципе не разрешается.

Необходимо подчеркнуть, что обязательственные правоотношения из договора международной купли-продажи возникают лишь после того, как оферта акцептована (и акцепт получен оферентом). Если переговоры не увенчались успехом и достичь соглашения не удалось, контрагенты в принципе не могут предъявлять друг другу какие-либо имущественные претензии. Международная коммерческая практика исходит из того, что “сторона свободна проводить переговоры и не несет ответственности за не достижение согласия”.

При этом, однако, презюмируется, что стороны действуют “в соответствии с принятыми в практике международной торговли добросовестностью и честной деловой практикой”. В противном случае “сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне”. Поскольку договорных правоотношений между контрагентами в таких случаях не возникает, следует прийти к выводу, что возмещение реального ущерба должно производиться по нормам, регулирующим деликтные обязательства.

Базисные условия. Помимо рассмотренных выше существенных условий, важное значение для регулирования взаимоотношений продавца и покупателя имеют базисные условия, именуемые так потому, что они предопределяют характер и объем взаимных прав и обязанностей сторон в связи с исполнением договора и самым непосредственным образом влияют на размер цены товара.

Общим образом базисные условия регулируют взаимоотношения продавца и покупателя в связи с доставкой (транспортировкой) товара, его передачей, переходом права собственности на товар, переходом риска случайной гибели или повреждения товара и, соответственно, его страхованием.

Базисные условия договора международной купли-продажи вкратце затронуты в Конвенции и гораздо более подробно регламентированы в Инкотермс. По вопросу о транспортировке товара Конвенция ограничивается общим указанием на то, что продавец, обязанный по условиям договора обеспечить перевозку товара, “должен заключить такие договоры, которые необходимы для перевозки товара в место назначения надлежащими при данных обстоятельствах способами транспортировки и на условиях, обычных для такой транспортировки” (п. 2 ст. 32).

Из приведенной нормы, далее, явствует, что в случаях, когда по условиям договора купли-продажи транспортировка товара не входит в обязанности продавца, соответствующие договоры заключает покупатель. Поскольку продавец свободен от расходов по перевозке товара, транспортная составляющая в цене товара отсутствует.

Нормы Конвенции о передаче товара рассчитаны на несколько возможных вариантов (см. ст. 31).

1. Продавец обязался поставить товар в каком-либо определенном пункте (например, в месте нахождения покупателя, на пограничной железнодорожной станции и т.д.). В этом случае данная обязанность продавца признается выполненной в момент предоставления товара в распоряжение покупателя в согласованном пункте.

На продавца возлагается организация транспортировки товара до упомянутого места; при этом сдача продавцом товара перевозчику не приравнивается к передаче товара покупателю.

2. Договор купли-продажи предусматривает перевозку товара, не возлагая, однако, на продавца обязанности по доставке товара в то или иное место (например, турецкий продавец отчуждает товар минскому покупателю, причем транспортные условия контракта предусматривают комбинированную перевозку груза (морским транспортом до Санкт-Петербурга, а затем – железной дорогой до Минска). В изложенной ситуации продавец считается исполнившим свою обязанность по поставке товара в момент “сдачи товара первому перевозчику для передачи покупателю” (ст. 31 (а) Конвенции). В приведенном примере это момент сдачи товара морскому перевозчику в турецком порту отправления.

3. Договор купли-продажи не содержит транспортных условий, как и не возлагает на продавца обязанности по доставке товара в какой-либо пункт. В таком случае продавец считается исполнившим свою обязанность по поставке товара в момент предоставления товара в распоряжение покупателя:

а) в месте, где товар находится или должен быть изготовлен (если это место было известно сторонами при заключении договора – см. ст. 31 (в) Конвенции);

в) в месте нахождения коммерческого предприятия продавца в момент заключения договора, если на этот момент стороне не было известно место нахождения или изготовления товара (см. ст. 31 (в) Конвенции).

Конвенция неоднократно говорит о “предоставлении товара в распоряжение покупателя”, не раскрывая, однако, в деталях содержания данного понятия. Его установление, как явствует из нормы п. 2 ст. 7, должно осуществляться в соответствии с общими принципами, на которых Конвенция основана, а при отсутствии таких принципов – в соответствии с применимым национальным правом.

Конвенция (в соответствии с содержащимся в ней прямым указанием) не регулирует вопросов, относящихся к переходу права собственности на товар от продавца к покупателю (п. “в” ст. 4). Эти (как и другие, не затрагиваемые ею) вопросы разрешаются на основе применимого материального права, выявляемого на основе соответствующих коллизионных норм (п. 2 ст. 7).

Например, по турецкому гражданскому законодательству, право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором, при этом к передаче вещи приравнивается передача коносамента или иного товарораспределительного документа на нее.

Что касается перехода риска случайной гибели или повреждения товара, то Конвенция регламентирует эти вопросы достаточно подробным образом. Переход риска на покупателя означает, что он обязан уплатить цену за товар даже в случае его утраты или повреждения, происшедших после этого момента, “если только утрата или повреждение не были вызваны действиями или упущениями продавца” (ст. 66).

Сам переход риска, по общему правилу, “синхронизирован” с исполнением обязанности продавца по поставке товара и, соответственно, осуществляется в момент предоставления товара в распоряжение покупателя (ст. 69) или, если договор купли-продажи предусматривает перевозку товара без обязательства продавца предоставить товар покупателю в определенном месте, – в момент сдачи товара первому перевозчику для передачи покупателю (ст. 67).

В отношении страхования Конвенция ограничивается лишь указанием на то, что “если продавец не обязан застраховать товар при его перевозке, он должен по просьбе покупателя предоставить ему всю имеющуюся информацию, необходимую для осуществления такого страхования покупателем” (п. 3 ст. 32).

Конвенция предоставляет сторонам максимальную свободу в регулировании своих прав и обязанностей на основе обычаев делового оборота, сложившихся в международной коммерческой практике. Применительно к договору международной купли-продажи товаров эти обычаи сосредоточены, в Инкотермс.

Правовые последствия нарушения договора. Согласно Конвенции 1980 г. в случае нарушения одной стороной условий договора международной купли-продажи товаров другая сторона вправе принять следующие меры.

1. Потребовать от нарушившей договор стороны исполнения ее обязанностей и, в частности, предоставить ей дополнительный срок (п. 1 ст. 46, п. 1 ст. 47, ст. 62, п. 1 ст. 63).

При этом “суд не будет обязан выносить решение об исполнении в натуре, кроме случаев, когда он сделал бы это на основании своего собственного закона в отношении аналогичных договоров купли-продажи, не регулируемых настоящей Конвенцией” (ст. 28). Отсюда явствует, что Конвенция допускает принцип реального исполнения в той мере, в какой он предусмотрен национальным законодательством страны суда применительно к аналогичным договорам купли-продажи, не подпадающим под действие Конвенции (например, совершаемыми между собой контрагентами, являющимися гражданами и/или юридическими лицами страны суда).

2. Приостановить исполнение своих обязательств, если после заключения договора выясняется, что другая сторона окажется неисправной (п. 1 ст. 71). При этом продавец, уже отправивший товар, “может воспрепятствовать передаче товара покупателю, даже если покупатель располагает документом, дающим ему право получить товар” (п. 2 ст. 71).

3. Потребовать расторжения договора. Это право возникает, однако, лишь в случае, когда другой стороной допущено существенное нарушение договора (либо не исполнена обязанность к истечению предоставленного ей дополнительного срока).

В соответствии с Конвенцией «нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его» (ст. 25).

Таким образом, существенное нарушение договора в смысле Конвенции характеризуется двумя признаками. Один признак можно назвать объективным. Он выражается в наступлении значительного вреда для другой стороны, в результате чего цель договора становится для этой стороны практически недостижимой. Второй признак можно назвать субъективным. Он выражается в предвидении такого результата стороной-нарушителем.

Предвидение стороной вредоносных последствий своего поведения представляет собой, по существу, не что иное, как элемент вины. При отсутствии упомянутого предвидения (т.е. вины) нарушение не считается существенным и не дает потерпевшей стороне права расторгнуть договор.

4. Потребовать возмещения убытков. Убытки охватывают как реальный ущерб, так и упущенную выгоду (ст. 74), но понесшая их сторона должна прежде всего доказать, что причиной возникновения убытков послужило именно поведение должника, а не какие-либо иные факторы.

Сторона, требующая возмещения убытков, должна также доказать, что она приняла разумные меры для их уменьшения. В противном случае должник «может потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены» (ст. 77). Порядок исчисления суммы убытков, подлежащих компенсации, зависит от того, сопровождается ли требование о возмещении убытков заявлением о расторжении договора или нет. Когда нарушение договора не признается существенным, подлежащие возмещению убытки «не могут превышать ущерба, который нарушившая договор сторона предвидела или должна была предвидеть в момент заключения договора как возможное последствие его нарушения, учитывая обстоятельства, о которых она в то время знала или должна была знать» (ст. 74).

5. Взыскать проценты в случае допущенной другой стороной просрочки в уплате цены или иной суммы (ст. 78). Какой-либо дополнительной конкретизации этого положения Конвенция не содержит, а отсюда следует, что взаимоотношения сторон в связи с взысканием процентов должны регулироваться нормами применимого национального права (п. 2 ст. 7). Размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании представляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам. (п. 52).

Условия освобождения от ответственности за нарушение договора международной купли-продажи товаров предусмотрены ст. 79 Конвенции. «Сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежание или преодоление этого препятствия или его последствий» (п. 1 ст. 79).

Итак, ответственность за нарушение договора отпадает, если нарушение обусловлено обстоятельством, которое является для нарушителя, во-первых, непредвиденным и, во-вторых, непредотвратимым.

Отсутствие такого признака, как чрезвычайность, указывает на то, что данная норма имеет в виду не только непреодолимую силу, но и случай. Тем самым ответственность за нарушение договора основана на принципе вины.

Данная норма (как и почти все положения Конвенции) носит, однако, диспозитивный характер и потому позволяет сторонам договора изменить условия ответственности за его нарушение, включив, например, оговорку о том, что ответственность отпадает лишь при наличии непреодолимой силы.

[1] Bununla birlikte Türk hukukunda yazılı şekil şartı, geçerlilik şartı olarak kabul edilmese de bazı durumlarda ispat şartı olarak kabul edilmektedir. Konuya ilişkin Yargıtay bir kararında; “Davacı-satıcı, kendisinin düzenlediği faturalarda bulunan fiyatın daha üstünde bir fiyata mal sattığıyla ilgili iddiasını sadece yazılı kanıtla  spatlayabilir. Davacı-satıcının kendisinin düzenlediği faturalara itibar edilmeyerek, satışa konu olan malların rayiç değeri dikkate alınarak bir hükme varılması yanlıştır.” 19. HD 07.03.2012 T. 2011/11222 E. 2012/3563 K.

Если Вам хочется получать много интересной и полезной информации настоятельно советуем подписаться в социальные группы нашей компании в:  ТЕЛЕГРАМ канале, ФЕЙСБУКЕ,  ВКОНТАКТЕ,   ОДНОКЛАССНИКАХ  или в  ТВИТТЕРЕ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × три =